21 вересня 2017 року

Конференція «Телебачення як Бізнес» – це щорічна зустріч телевізійної індустрії. Провідні телевізійні бренди та найкращі медіаспеціалісти в модерованому потоці дискусій говорять про актуальний контент, фінанси, менеджмент та новітні медіатехнології – це одноденна концентрація медіабізнесу в одному місці.

Категорія: Новини

Светлана Павелецкая, 1+1 медиа, о свежей ТВ-крови и Used-generated журналистике

Конкуренция на телерынке происходит в трех плоскостях: за внимание зрителей, за бюджеты рекламодателей и за таланты, способные создавать конкурентоспособный телевизионный продукт. Группа “1+1 медиа” уже несколько лет активно привлекает молодежь: вслед за организацией ежегодного питчинга идей The Next Big Thing, партнером которого в 2013 году был MMR, компания выступила соорганизатором кинематографического фестиваля “Відкрита ніч — Дубль 17″.

К традиционным для фестиваля кинематографическим рубрикам “1+1 медиа” добавила три телевизинные номинации: “Специальный репортаж”, “Скетчком/стенд-ап” и “Промо/рекламный ролик”. В жюри этих номинаций — сотрудники “1+1 медиа”.

MMR встретился со Светланой Павелецкой, руководителем отдела связей с общественностью ” 1+1 медиа”, и поговорил об особенностях привлечения молодых талантов и его влиянии на бренд работодателя.

Светлана, вы впервые поддерживаете “Відкриту ніч”?

Да, мы делаем это впервые. Мы подписали с фестивалем долгосрочное соглашение, потому что заинтересованы, чтобы это было не разовое партнерство, а сотрудничество протяженностью в несколько лет. Фестиваль проходит уже в 17-й раз, он себя зарекомендовал, и мы хорошо понимаем его аудиторию. По количеству и качеству поданных работ мы уже сейчас видим, что это правильный шаг, и уверены, что в следующем году будем развивать эту тему, потому что свои плоды она приносит.

Прием заявок на конкурс уже закончился. Сколько работ вы собрали в рамках телевизионных номинаций и какая из них — “Специальный репортаж”, “Скетчком/стенд-ап” или “Промо/рекламный ролик” — оказалась самой популярной?

Мы собрали свыше 50 заявок. Больше всего работ участники подали в номинацию “Специальный репортаж”. Я не уверена, что такая картина будет каждый год: думаю, в этом году она обусловлена тем, что события зимы стали серьезным толчком для развития в Украине user-generated журналистики. Когда видео с iPhone, которое пользователи загружали в Facebook, стали попадать в новости, люди почувствовали, что они тоже могут быть журналистами. Им стало интересно и, возможно, это послужило толчком, что таких работ больше.

Работ для категории “Промо/рекламный ролик” меньше, потому что съемки рекламы — это более узкая специализация. И, к сожалению, в этом году мы не получили работ в номинации “Скетчком/стенд-ап”.

Это стало неожиданностью для нас, потому что на питчинге The Next Big Thing, который мы проводили два года подряд, было очень много работ в этом жанре. Они были разного качества и степени проработки, некоторые вообще не были работами, а претензией на работу, но люди подавались туда. Я думала, что эта категория будет второй по популярности после “Специального репортажа”: мне казалось, что киношникам это достаточно близко. Вероятно, события в стране привели к тому, что люди меньше думают о легких формах и развлечениях.

Сейчас жюри отбирает шорт-лист, он будет показан во время “Відкритої ночі”, и там же будут объявлены победители в каждой номинации.

Опишите, пожалуйста, портрет конкурсантов, которые подали работы в телевизионные номинации “Відкритої ночі”.

Это студенты и работающие люди. Среди последних есть и сотрудники наших каналов, которые работают в других жанрах — у нас в компании принята не только вертикальная, но и горизонтальная карьера. Также мы получили несколько заявок от людей, которые работают на каналах-конкурентах — безусловно, это эксклюзивно созданные для конкурса работы, которые нигде не были в эфире. Но в основном конкурсанты — это студенты, преимущественно киевских вузов.

У студентов есть потребность быть услышанными — мы это чувствуем не только по данному фестивалю, но и по питчингам, и просто по входящим обращениям в нашу компанию. На прошлой неделе мы запустили еще один проект для этой аудитории — программу стажировки, по окончанию которой мы одного или нескольких стажеров гарантированно возьмем на работу. Конечно, мы не можем заменить собой государство и предоставить возможность попробовать свои силы всем студентам, но свой посильный вклад в практическое образование молодежи мы стараемся делать.

Вы устанавливали в своих проектах возрастной ценз?

Нет. Работы на “Відкриту ніч” нам подавали достаточно молодые ребята — в возрасте 18-35 лет. В питчингах же участвовали очень разные люди: самой старшей конкурсантке было 68 лет, и ее работа попала в шорт-лист. На питчингах давалось больше времени и не было обязательного условия готовить видеоматериал. Так что на прошлогодний питчинг мы получили около 1 тыс. заявок. Но если там качественных работ было 10-15% от общего количества заявок, то на “Відкритій ночі” — 50-60%.

Все-таки в “Відкритій ночі” принимает участие более подготовленная, профессиональная аудитория, чем в питчингах. Но и цели у этих проектов разные. Если на питчингах мы искали свежий взгляд на ТВ со стороны зрителей, то на фестивале — “свежую кровь”. Участникам фестиваля мы не гарантируем трудоустройство, но они получат признание, возможность быть увиденными, и мы заинтересованы и дальше общаться с людьми, которые вошли в шорт-лист.

Означает ли ваше участие в “Відкритій ночі”, что питчинги вы не будете продолжать?

Нет, эти решения не связаны. На этот год питчинг был запланирован, мне нравится эта идея, но сейчас, с учетом ситуации в стране, я не уверена, насколько уместным и эффективным может быть конкурс развлекательных проектов или реалити-шоу. Мы сейчас активно обсуждаем этот проект внутри компании. Если мы найдем формулу, которая покажется нам уместной и эффективной, то, возможно, питчинг в этом году состоится. Если же нет, то будем надеяться, что к следующему году вопрос об уместности стоять не будет.

По итогам двух лет питчингов в эфир вышел один проект — “Семья”?

Да, и, возможно, у него будет продолжение. По правилам конкурса мы должны были снять только пилот, но он собрал очень высокие рейтинги — доля была 18%, — поэтому мы отсняли целый цикл. Мы возили этот проект на Каннский телерынок MipTV, к нему был интерес международных покупателей, так что, возможно, он будет выходить не только в Украине.

Что касается второго питчинга, то там у нас было два победителя — сериал и шоу о ремонте, они сейчас в разработке.

Мы довольны результатами питчингов. У нас было несколько целей, одна из которых — поиск талантов. Владимир Москалец — человек, который выиграл с проектом “Семья”, — теперь работает у нас. Мы нашли еще несколько интересных людей и с ними общаемся. Также для нас это возможность получить срез представлений зрителей о телевидении — что они видят и что хотят видеть. С точки зрения управления репутацией эти конкурсы для нас также полезны.

На промостранице “Відкритої ночі” вы продвигаете конкурсантам свою Высшую школу Media & Production. Насколько вы довольны школой как проектом?

Мы довольны, а самое главное — школой довольны ученики. Набор в группы идет достаточно хорошо, есть более популярные курсы (ведущие), есть менее популярные (технические специальности). Школа растет и развивается, и четверо ее выпускников уже работают у нас в компании.

Но школа — это также и наш вклад в рынок: если человек очень талантлив, но мы не готовы взять его на работу в силу отсутствия вакансии, то мы рады, если он будет работать у конкурентов — так рынок в целом будет качественнее

А финансово школа окупается?

Сейчас такое время, когда сложно позволить себе проекты, которые не окупаются. Для нас изначально это был не имиджевый, а коммерческий проект.

Школа еще не окупилась на 100%, но мы близки к этому. Мы стартовали в октябре прошлого года, и осенью у нас будет большое мероприятие, связанное со школой. К этому времени мы будем понимать финансовую успешность проекта.

Ставка на молодые таланты помогает вам уменьшать затраты на производство?

Всегда выгоднее придумать формат, чем купить — как минимум потому, что его потом можно будет еще и продать. Но что касается молодых талантов, то я бы не сказала, что они дешевле. Люди, которых мы ищем — это квалифицированный персонал, они понимают свою стоимость и место на рынке. Задача наших активностей — не сэкономить, а привлечь профессионалов. Наши конкурсы — не безбюджетные проекты: мы тратим деньги на их создание и продвижение.

Відкриту ніч” вы продвигали на своей странице в Facebook и на промосайте проекта. Какие еще каналы продвижения вы использовали?

Мы задействовали баннерную рекламу, но она нам показалась не сильно эффективной. А кроме интернета мы использовали наш эфир. Мы делали сюжет в “Сніданку з 1+1″: приглашали в студию генерального директора “1+1 медиа” Александра Ткаченко и кинорежиссера Михаила Ильенко. В “Відкритій ночі” первый отвечает за телевизионную часть конкурса, второй — за киношную. И зрителям эти люди интересны.

Кроме того, после первого питчинга мы поняли, что важно образовывать людей в процессе конкурса — это влияет на качество полученных работ. На питчинге мы делали специальные мастер-классы для участников. В фестивале мы использовали тот же подход, но поскольку отбор проходил в сжатые сроки — на подачу заявок было только две недели против трех месяцев на питчингах, — мы попросили членов жюри подготовить несколько материалов для нашего корпоративного блога. Эти посты пользовались большим успехом. На страницу “Відкритої ночі” зашли десятки тысяч пользователей.

Ваш корпоративный блог активно наполняется материалами. Как вы мотивируете своих сотрудников писать для него?

Мы не заставляем, а создаем возможности. У нас работает 1,5 тыс. небезразличных людей. Люди, работающие на ТВ, любят делиться идеями. Сейчас у нас много авторов, мы публикуем минимум два поста в неделю от сотрудников. Это и посты об отдыхе, и материал, который не поместился в репортаж.

Часть постов у вас открыта для внешних аудиторий, а часть — закрыта?

У нас все открыто, это одна из ценностей компании. Мы понимаем, что работаем в медиа, и делать подзамочные вещи нет смысла. Любая информация, которую мы коммуницируем сотрудникам, может стать внешней, поэтому у нас нет никаких секретов.

Оценивали ли вы свой бренд как бренд работодателя?

Конечно. В 2013 году мы победили в конкурсе “Премия HR-бренд”. Также наш HR-департамент ежегодно проводит исследование удовлетворенности сотрудников.

Что касается внешних замеров, то мы знаем, что наши специалисты ценятся на рынке, а наши руководители фигурируют в различных отраслевых рейтингах. Люди хотят у нас работать: страница “1+1 медиа” на одном из самых популярных job-сайтов в этом году является самой посещаемой среди страниц всех брендов, работающих в Украине.

Есть ощущение, что последовательная работа канала во время Евромайдана и российско-украинского конфликта (и подача новостей, и съемка документальных фильмов, и отказ от российских сериалов) укрепила ваш бренд в глазах соискателей. Сравнивали ли вы имиджевые характеристики бренда полгода назад и, например, сейчас?

Мы специально не замеряли. И вряд ли будем замерять, потому что наше поведение во время Евромайдана и событий, которые происходят сейчас, обусловлены не желанием получить дополнительные блага, а тем, что мы освещаем события в соответствии с профессиональными журналистскими стандартами. Наши журналисты просто качественно делают свою работу.

У нас не существует “охоты на ведьм” и мы отдаем себе отчет, что разные люди могут придерживаться разных политических взглядов. Во время событий февраля наш генеральный директор и другие менеджеры призывали коллег-журналистов быть объективными, потому что мы уверены, что профессионалы всегда найдут себе работу.

Для наших сотрудников позиция компании была очень важна. Интересно, что всплеск патриотизма наших сотрудников к своей компании совпал по времени со всплеском патриотизма украинцев к своей стране.

MMR

Коментарі

В рамках

Медійні Партнери

Інформаційні партнери

Наші проекти